Лого Парижская Культура 22 июля 2017
ТЕМЫ
«Культура» - христианство и Католическая церковь
Roman Graczyk

Роман Грачик
Вацлав А. Збышевский опубликовал во втором номере «Культуры» статью, обозначившую главную линию журнала Ежи Гедройца в отношении к христианству и Католической церкви на следующие более чем полвека. Статья Збышевского «Польша и католический мир» утверждала, что жизнь нации в первую очередь формирует религия. «Я разделяю точку зрения, – писал автор, – (…) что важными и меняющими мир являются лишь религиозные революции. Все остальные спустя какое-то время оказываются поверхностными, мимолетными. Англию сформировало 1000 лет католицизма, национальная, т.е. Англиканская церковь, пуританство, и наконец, религиозная рознь. Большевистская революция, хотя и была атеистической, несет в себе все черты религиозной. А вот нынешняя советизация Польши, пока серьезно не затронет веру, будет только эпизодом в борьбе за власть и радикально не изменит ни наших вкусов, ни нашего национального характера».

Исходя из этого утверждения, Збышевский приписывал западному христианству заслугу укоренения в Польше таких – неизвестных христианскому Востоку – понятий, как непатримониальное государство, закон, автономия Церкви, индивидуальная совесть, свобода личности. Одновременно, продолжал он свой вывод, ход истории сложился так, что Польшу обошли стороной великие диспуты и великие ереси Средневековья. Наш католицизм дозревал почти исключительно под влиянием контрреформации, а потом сделался тождественным понятию народа, отсюда концепция поляка-католика. Кроме того, в столкновении с Россией и православием польский католицизм чересчур сосредоточился на форме (литургии), меньше внимания уделяя теологическим вопросам.

Стало быть, католицизм есть основа польского самосознания, и это скорее благодаря ему Польша выдержит большевистское вторжение, нежели благодаря какой-либо политической идее (PSL). Однако «(…) если в дальнейшей перспективе католицизм в нашей стране должен возродиться, а не только избежать уничтожения, если мы хотим настоящего возрождения католицизма, такого как в XVII веке, то мы должны ясно понимать, что нас ждет огромный труд и, возможно, гораздо раньше, чем нам теперь кажется» [1].
Эти две мысли – о значимости католицизма для национального самосознания и слабости его польского варианта – будут неизменно сопутствовать публицистике «Культуры» вплоть до смерти в 2000 году ее отца-основателя и закрытия журнала

В этой публицистике можно выделить пять основных вопросов. Первый из них касается стандартов польской общественной жизни и отношения к ним Католической церкви. Второй – это вопрос о польской и католической идентичностях. Третий – о связи Католической церкви с европейской цивилизацией. Четвертый касается исторической и современной роли института папства, а после 1979 г., – оценки понтификата Иоанна Павла II. Пятый затрагивает роль Церкви в защите поляков от коммунизма.

Католическая Церковь и стандарты польской общественной жизни
Ежи Гедройц был человеком государственным, у него было чувство формы в политической жизни, причем в любых геополитических условиях (в довоенной Польше, в эмиграции, в неправительственных эмигрантских органах и, наконец, в Третьей Речи Посполитой). Христианство он ценил, но относился к нему не как последователь (кстати, всю свою взрослую жизнь он оставался человеком в религиозном плане индифферентным), но как человек, которого беспокоит судьба родины и – по мере возможности – состояние польского государства. Католическую церковь он оценивал, принимая во внимание прежде всего интересы Польши. Наиболее полно он выразил эти взгляды уже во времена Третьей Речи Посполитой. Мы знаем эту позицию из текстов самого Гедройца, из ежемесячных (с 1994 года) «Заметок Редактора». В них он многократно предостерегал об опасности чрезмерного (несанкционированного) влияния Церкви на общественную жизнь, особенно тревожила его ситуация в армии и роль полевого епископа Лешека Славоя Глудзя. Гедройц подчеркивал, что Церковь занимает привилегированное положение с финансовой точки зрения, и противился этому. Беспокоила его и восточная политика Ватикана (в том числе еще во времена понтификата Павла VI). Вначале он опасался, что локальные католические церкви будут зависеть от отношений Ватикана с Москвой, позднее (после 1989 г.) Гедройц считал, что миссионерские намерения Католической церкви в бывших советских республиках и России могут рикошетом ударить по интересам Польши. В конце он открыто осуждал стремление Польской католической церкви занять привилегированное положение во многих областях (именно поэтому он неприязненно отнесся к конкордату 1993 г.), которое называл попытками сформировать религиозное государство.

Польская и католическая идентичность
Этот вопрос напрямую связан с концепцией поляка-католика. Насколько присутствие этой концепции в польской традиции воспринималось в кругу «Культуры» непреложным фактом, настолько ее присутствие во второй половине XX века было для Гедройца и его единомышленников интеллектуальным вызовом и моральным неудобством. Поляк-католик – это ведь не просто поляк католического вероисповедания, это идея, исключающая из польского сообщества некатоликов. С этой точки зрения показательно письмо Чеслава Милоша к Гедройцу, написанное почти сразу после получения Нобелевской премии: «Я на самом деле не подхожу на роль популяризатора польского национализма, а к этому все идет. Тем, кто пишет мне письма и собирает мои автографы, и в голову не приходит, что я могу быть кем-то другим, чем поляком-католиком. (…) Несомненно, мы должны общаться и обмениваться мнениями на этот счет, если мы не хотим потерять эту другую Польшу, представителем которой являешься Ты, и которую в течение многих лет представляла «Культура» [2].
Из несогласия «Культуры» понимать польскую идентичность в рамках поляка-католика следовала определенная позиция по вопросу национальных меньшинств в самой Польше и ее отношений с соседними, проживающими за восточной границей народами (это был настоящий конек Гедройца), а также по вопросам экуменизма.
В интересах польского государства, неизменно считал главный редактор «Культуры», необходимо строить как можно более дружеские отношения с литовцами, украинцами и белорусами, чтобы при возникновении соответствующей геополитической конъюнктуры вести заграничную политику вместе с соседними государствами, что будет наилучшим гарантом нашей национальной безопасности. Излишне добавлять, что реализация этих целей была невозможна без поддержки иерархов Католической церкви. В этом вопросе особое место на страницах «Культуры» занимало творчество Доминика Моравского [3].
Эхом этих политического выбора стала определенная позиция в вопросе экуменизма: «Культура» последовательно ратовала за сотрудничество католиков с православными и греко-католиками и в этом духе старалась влиять на политику Ватикана. Особенно активен в этой области был Антоний Поспешальский [4].

Христианская цивилизация и секуляризация Запада
Упомянутая выше статья Збышевского с 1947 г. заложила солидный фундамент в области отношения «Культуры» к христианству как к строительному материалу европейской цивилизации. Сильную конкуренцию такому подходу составила статья, опубликованная в 1951 г. под красноречивым заголовком «Проект демократического манифеста». Статью написал доминиканец Юзеф Мария Бохеньский, однако, и Гедройц это многократно подчеркивал, ее одобрила и приняла как собственный манифест вся редакция «Культуры». Это программный текст, основная задача которого – обосновать демократические и антитоталитарные убеждения людей этого круга. И источник этих убеждений Бохеньский видит, в отличие от модного тогда на Западе марксизма, в христианстве [5].
Однако нет никакого противоречия в том, чтобы признать фундаментальную роль христианства в строительстве европейской цивилизации, и одобрять идущие в Европе уже на протяжении нескольких веков процессы секуляризации. Более того, по мнению публицистов «Культуры», именно светское государство должно быть институциональной основой гармонического сосуществования людей с разными религиозными и мировоззренческими убеждениями. С этих позиций «Культура» анализировала доктрину Вселенской церкви и «ее работу на местах», здесь особенно выделялся (опять же) голос Антония Поспешальского.

Институт папства как таковой и понтификат Иоанна Павла II в частности
«Культура» внимательно следила за тем, что происходит в Католической церкви; ее интересовали судьбы церковных реформаторов (например, католических священников Кунга и Древерменна), стратегии работы с паствой (например, новая евангелизация), доктринальная позиция Католической церкви (например, энциклики). В течение нескольких десятков лет большинство публицистических текстов на религиозно-церковные темы печатались в рубрике под красноречивым заголовком «О религии без благоговения». И действительно, здесь писали о религии и Церкви не так, как на страницах католической прессы в Польше, но и не так, как в светских изданиях ПНР. В «Культуре» открыто формулировали критические мнения, не считая при этом религию феодальным пережитком, но трактуя Церковь как помеху на пути к прогрессу. Здесь писали компетентно, вникая во все детали, без церковной или антицерковной маски.
В «Культуре» всегда находили понимание попытки открыть для христианства ценности секуляризированного западного мира. Антоний Поспешальский даже писал, что секуляризация в некотором смысле представляет собой доказательство укоренения христианской этики в атеистических обществах [6]. Поэтому «Культура» с сочувствием относилась как к реформаторам Католической церкви, так и к движениям протеста вроде «Wir sind die Kirche»[7]. Менее приязненно редакция относилась к католической доктрине, которой ставилось в упрек недооценка преимуществ современного секуляризированного мира [8].
Особенно критично «Культура» оценивала понтификат Иоанна Павла II. Независимо от заслуг Папы в борьбе с коммунизмом (о чем ниже) «Культура» считала Кароля Войтылу непонимающим Запад консерватором, чрезмерно пропитавшимся опытом польского епископа «из-за железного занавеса» [9].

Католическая Церковь как защита от коммунизма
«Культура» по заслугам оценивала вклад Католической церкви в борьбе с коммунизмом [10]. Однако, несмотря на высокую оценку, она отмечала, что иногда церковные иерархи вели в Польше соглашательскую политику, и критиковала их за это и в период «Солидарности» [11] и после введения военного положения [12]. Относительно редко на страницах журнала появлялись мнения, одобряющие политику Католической церкви по отношению к коммунизму [13].
Со всей уверенностью можно утверждать, что Ежи Гедройц относился к Католической церкви как к союзнику по борьбе с коммунистической идеологией, а позднее – как к помощнику в разрушении коммунистической системы. Только при этом он видел, что польскую церковную верхушку связывают некие контакты с представителями власти ПНР, а иногда и чересчур дружеские отношения. Отсюда и вышеупомянутый критический тон.
***
Позиция журнала из Мезон-Лаффита в вопросах религии и Католической церкви несомненно была оригинальной. Естественно, что она отличалась от позиции прессы, обслуживающей в Польше коммунистический режим. Однако она отличалась и от позиции польских католических журналов, поскольку позволяла себе честную критику. И наконец, отличалась она и от позиции свободной польской прессы после 1989 г. (выходившей уже без цензуры), поскольку, критикуя Католическую церковь, она не вела при этом отвлекающих от настоящих проблем дебатов.

[1] Wacław A. Zbyszewski, Polska a świat katolicki, „Kultura” 2-3/1947.
[2] Jerzy Giedroyc, Czesław Miłosz. Listy 1973-2000, Czytelnik, Archiwum „Kultury” 12, opracował: Marek Kornat, s. 305-308. Письмо от 15 января 1981.
[3] См.: Dominik Morawski, Lux ex Oriente (Notatki z podróży na Ukrainę)?, „Kultura” 9/1992; tenże, Wojna w rodzinie katolickiej, zgrzyty polsko-ukraińskie, „Kultura”, 3/1994.
[4] Antoni Pospieszalski, Katolicy, prawosławni, unici i inni, „Kultura” 10/1990; tenże, Religijna zimna wojna, „Kultura” 11/1991.
[5] J.M. Bocheński OP, Zarys manifestu demokratycznego, „Kultura” 9/1951.
[6] См. Antoni Pospieszalski, Refleksje na czasie, „Kultura” 1-2/1990; tenże, Kilka myśli o przyszłości chrześcijaństwa, „Kultura” 4/1996.
[7] Например: Antoni Pospieszalski, Kościół żywy, „Kultura” 3/1996.
[8] Например: Bernhard Haering, Brak zaufania, który rani, „Kultura” 12/1993.
[9] Например: Antoni Pospieszalski, Bunt teologów, „Kultura” 5/1989.
[10] Zob. Redakcja, Zakończona próba, „Kultura” 5/1954.
[11] Zob. Redakcja, Polski sierpień, „Kultura”, 10/1980.
[12] Redakcja, Trudny i drażliwy problem, „Kultura” 3/1982; Redakcja, Obserwatorium, „Kultura” 3/1984; Redakcja, Dialog, „Kultura”, 5/1984.
[13] Zob. Jan Józef Lipski, O wizycie papieża, „Kultura” 9/1987.

 

К НАЧАЛУ »